Главная
Торговля и промышленность

Торговля и промышленность

Развитие Харькова в качестве торгово-промышленного центра способствовало зарождению первых немецко-украинских отношений. Его выгодное расположение на пересечении торговых путей издавна обеспечивало значительный поток товаров из разных областей России. Еще в 1659 году по ходатайству казаков царь Алексей Михайлович разрешил проводить в Харькове еженедельные торговые дни и ежегодные ярмарки, приуроченные к церковным праздникам.

По традиции в городе проводилось четыре ярмарки. Только они в Слободской Украине относились к первой категории и назывались большими. Отличались ярмарки не только продолжительностью: сюда прибывали со своими товарами купцы как из различных регионов страны, так и из-за границы, в том числе Пруссии.

На харьковских ярмарках XVIII века были представлены: силезские ткани разных сортов ценой в 1-3 руб., немецкие мужские чулки — 24-30 руб./дюжина, женские — 18-22 руб./дюжина, чайные чашки саксонского фарфора — 12-15 руб./дюжина, чашки саксонские фарфоровые для шоколада с крышками и живописью — 5-20 руб./пара, немецкие ружья — 10-25 руб./штука, которые привозились в небольшом количестве. Благодаря качеству и цене товары из Данцига, Лейпцига и Силезии уже в то время пришлись по вкусу украинцам.

Несмотря на активное участие немцев в торговле, преимущество принадлежало французам. Это связано с тем, что немцы занимались ремеслами, не требовавшими гильдейских документов. Но со М-й половины XIX столетия они начинают численно превосходить французов, о чем свидетельствует количество немецких акционерных обществ и товариществ Санкт-Петербурга и Москвы, открывших свои филиалы в Харькове.

Немцы были владельцами красильных фабрик, как например, Густав Мейстер, занимавшийся покраской сукна, шелковых и шерстяных тканей, Август Темп и господин Кемпе, открывший в 1826 г. фабрику в собственном доме; мебельных фабрик — Георг Доберт, Карл Прайс, продававший мебель в Харькове, Курской, Воронежской, Черниговской, Полтавской и других губерниях; кожевенных и многих других. Имеются сведения и об уксусных заводах, которые стали открываться в 40-х гг. предпринимателями Шмальценом, Фридрихом Кохом и Ринке.

В 40-х гг. XIX века в Харькове приобрел известность провизор Рупрехт. Оставив фармацию, он занимался химическим и сельскохозяйственным производствами, составив конкуренцию Карлу Викласу, владельцу спичечной фабрики. Его спички были несравненно лучше, вдвое дешевле и разнообразнее. Кроме простых серных, выпускались спиртовые без запаха, кабинетные ароматизированные и с разноцветными головками. Рупрехт производил горчицу, разные сорта кофе (желудевый, маисовый, ржаной), наладил производство шоколада, а также первым завел очистку поваренной соли. Позже в своем доме он устраивает пивной завод.

Лучшими ремесленниками в городе были также немцы, и работали они в основном на состоятельную публику. Славились булочники и колбасники. В 40-х годах господин Легер привлек публику разнообразием мясных продуктов, открыв мясную лавку и ресторан, в котором подавались венские сосиски, котлеты и прочие кулинарные шедевры. Во время Крымской кампании он поставлял в армию окорока.

В середине и II половине XIX столетия немецкие предприниматели стали основателями и владельцами многих крупных фабрично-заводских предприятий. Так в 1876 г. в Харькове успешно работали алебастровый завод генерал-майора барона Корфа, водочное производство коллежского секретаря Вольнера, литографии Беверсдорфа, Вейцеля и т.д.

В это время в Харькове быстрыми темпами начинает развиваться промышленное производство. Одним из крупнейших предприятий становится «Товарищество Гельферих-Саде». Немецкий подданный из Баден-Вюртемберга Максимилиан Гельферих, купец 2-й гильдии, открывает в 1853г. агентство немецкой торговой фирмы «Белино Фендрих». Дела шли успешно, и в 1882г. Гельферих основывает собственный завод по выпуску сельскохозяйственных машин. Вскоре к заводу присоединилось торгово-промышленное заведение Саде. И в 1885 году было создано крупное акционерное предприятие «Товарищество Гельферих-Саде», оборот которого в 1904 г. составил 4 361 508 руб. Завод этот долгое время располагался на Конной площади. Сам Максимилиан Гельферих жил на бывшей Немецкой улице (ныне в его доме размещается Национальная юридическая академия), а здание доходного дома «Товарищества Гельферих-Саде» располагается и поныне на ул.Черноглазовской (М.Бажанова).

Развивалось и пивоваренное производство. Истинно немецкий напиток полюбился харьковчанам. В конце XVIII столетия в городе под руководством купца Мухина открывается пивоваренный завод. Свое название «Бавария» завод обретает в 1868 году, после того как его хозяином становится Иван Кнапп. Здесь выпускалось «Баварское», «Венское» и пиво «Бок». Кроме изготовления этого напитка заводчик-пивовар прославился еще и тем, что открыл в 1869 г. при заводе увеселительный сад с музыкой в виде немецкого биргаля, с входной платой 10-15 коп., маленьким оркестром, пивом, бутербродами и сухими закусками. Публика полюбила хозяина и его «Баварию» — так назывался этот сад, — и он стал одним из любимых мест отдыха в 70-80-х годах XIX ст. Кроме пивоварни, Кнапп владел также фабрикой масляных красок.

Иван Кнапп не был единственным пивоваром в Харькове. В 1872 году Сенатом Харькова был утвержден устав акционерного общества «Григоровский пиво-медоваренный завод «Новая Бавария». Расположили его в селе Григоровка Харьковского уезда не случайно: земля принадлежала помещику барону Николаю Густавовичу Пиллор фон Пильхау, а вода минерального источника идеально подходила для пивоварения.

Три года ушло на подготовку первой продукции. В 1875 году завод в составе 27 рабочих заработал при 2 паровых машинах сразу на полную мощность, производя в сутки 500 ведер (5 тыс. литров) высококачественного и вкусного напитка. Варили пиво баварское, а поскольку это происходило не в Германии, то и название ему дали «Новая Бавария». Районом сбыта продукции была Слобожанщина, а затем и соседние губернии. Вытеснив ранее появившееся в Харькове петербургское и московское, «Новобаварское светлое» стало поставляться даже в столицу Российской империи. В 1904 году председателем правления завода становится уроженец Баварии инженер Франц (Федор Карлович) Гиршгеймер.

Как отмечается в Харьковском календаре за 1875 год, распространение в Харькове пива улучшенного качества привело к росту потребления баварского пива и в других местностях губернии. «Эта возникшая новая промышленность может оказать самые благоприятные результаты для края: во-первых, она ограничит потребление водки, во-вторых, может сделаться весьма полезною для сельского обихода, доставляя продукт для откармливания скота, в-третьих, поощрить разведение улучшенного ячменя и хмеля».

С середины XIX столетия во всей России стремительно развивается сахарное производство. Значительную роль в его становлении в Харьковской области играл промышленник Георг Леопольд Кениг.

Родившийся в 1821 году в Петербурге в семье пекарей, он в 16-летнем возрасте поступает учеником на сахарный завод Карла Папмеля и здесь вместе с простыми рабочими проходит всю тяжелую школу сахароварения. Кениг всецело отдается своей работе, и вскоре его старания и способности обращают на себя внимание владельца завода. Через 5 лет, несмотря на молодые годы, он становится уже первым советником и помощником и в 1842 году после смерти хозяина поступает главным мастером на сахарный завод Пономарева.

Прослужив 6 лет, Леопольд Кениг открывает собственный рафинадный завод, который очень выгодно приобретает за 27 тыс. руб., взятых в долг. Два года спустя он уже в состоянии выплатить все долги, а еще через три года выгодно продает его, покупая завод с большей годовой производительностью. В 1855 году Кениг уезжает в Германию для изучения паровой системы сахароварения. На сахарном заводе он числился простым рабочим, и при прощании коллеги были крайне удивлены, узнав о его высоком положении.

Вернувшись в Россию, Кениг скупает один за другим сахарные заводы, вводит одним из первых паровую систему сахароварения и вакуумную переработку, а в 1874 году приобретает за 250 000 руб. у братьев Гебештрайнов в селе Шаровка Харьковской губернии имение, которое постепенно увеличивает, прикупая к нему новые земельные угодья, вследствие чего доводит площадь своих владений до 40 тыс. десятин.

В своих имениях он широко развил сахарное производство, сосредоточив его в двух свеклосахарных и одном рафинадном заводах. Годовой оборот этих имений вместе с Петербургским рафинадным заводом оценивался в 40 миллионов рублей. По данным 1910 года, оба рафинадных завода выпускали около 1/11 части всего рафинада, производимого на 22 рафинадных заводах России. В1903 году Л. Кениг умер, оставив детям огромное состояние. С 1 января 1905 года его наследники образовали полное торговое товарищество «Л.Е.Кениг и наследники», а спустя 8 лет единоличным владельцем фирмы становится сын Кенига — Юлий Леопольдович Кениг.

Интересны архитектурные особенности замка-дворца —основного украшения имения. Он имеет два этажа, вход оформлен двумя восьмигранными стилизованными под средневековье башнями, со стрельчатыми окнами и крепостными зубцами. Замок насчитывал 26 комнат и 3 зала, для росписи которых были приглашены мастера из Дрездена. На нижнем уровне расположены террасы, газоны с цветниками и фонтаном, широкие лестницы, ведущие к пруду.

Стоит также отметить, что Шаровское имение — это не только замок, но и памятник паркового искусства. Приусадебный парк реконструировал приглашенный из Риги Георг Куфальдт. Оттуда были вызваны также ученые-садоводы, продолжившие работы по акклиматизации новых видов растений. Используя особенности естественного рельефа, они создали террасированный сад. В парадной зоне при дворце был обустроен розарий и грот с источником.

В советское время Шаровку не миновала судьба прекрасных украинских усадеб. Бездушное отношение к культурному наследию привело к упадку сооружений и гибели парков. В имении Кенигов были разрушены церковь, склепы фамильного кладбища, манеж и конюшни, частично парк. Здесь был устроен санаторий для больных туберкулезом. В настоящее время этот памятник архитектуры реставрируется.