Главная
Просвещение и наука

Просвещение и наука

Важным событием, повлиявшим на приезд немцев в Харьков, стало открытие университета. В 1803 году император Александр I утверждает «Предварительные правила народного просвещения», которыми предусматривалось открытие университетов во многих городах, в том числе Харькове. Для нового университета требовались высококвалифицированные специалисты, при этом большая роль отводилась иностранцам, вчастности, немецким специалистам.

В конце лета 1803 года попечитель Харьковского учебного округа и куратор университета граф Северин Потоцкий (1762-1829) обратился в Веймар к министру Захсен-Веймар, известному поэту Иоганну Вольфгангу Гете с просьбой помочь в формировании преподавательского состава. Гете просьбу выполнил, и по его рекомендации были приглашены профессоры из Вюрцбурга, Виттемберга, Лейпцига, Геттингена, Франкфурта-на-Одере и других городов. Это были специалисты в области философии, психологии, медицины, ветеринарии, внесшие заметный вклад в становление и развитие наук.

Доктор философии Йенского университета Иоганн Христиан Кронеберг работал в Харькове с 1819 по 1838 год и стал гордостью словесного факультета университета, а в 1827 году и его ректором. Он написал и издал массу учебных пособий: авторские тексты западных ученых, руководство по римским древностям, латинскую грамматику и словарь, выдержавший шесть изданий, а также литературные сборники, в которых разрабатывал вопросы эстетики и истории литературы.

Для чтения лекций по медицине был приглашен профессор Эрлангенского университета Гильденбрандт, по политической экономии — профессор Геттингенского университета Сарториус. Но они по неизвестным причинам не приехали в Харьков. В числе приглашенных был и знаменитый профессор Вольф, исследовавший творчество Гомера, но рескриптом короля он был удержан в Пруссии. Однако целый ряд других ученых приняли приглашение. Среди них медик Вильгельм Драйсиг, ветеринар Федор Пильгер, юрист Людвиг Якоб, химик Фердинанд Гизе, астроном Иоганн Гут и многие другие.

Крупным ученым, прибывшим по рекомендации Гете и Шиллера из Германии, был философ Иоганн Баптист Шад (1758-1834) — Иван Егорович Шад, — как его называли позже в Харькове. Доктор философии, ординарный профессор, родился в деревне Мюрсбах, недалеко от Бамберга, в крестьянской семье. В письме графу Потоцкому от 27 ноября 1803 года Гете так характеризовал Иоганна Шада: «С целью преподавания морали, естественного права и общего государственного права, а также всех других дисциплин, которые содержат теоретические и практические аспекты философии, можно рекомендовать господина доктора Шада. Ему около 40 лет, урожденный франконец. С самой юности занимался сначала изучением древних и современных языков, особенно в древних литературных источниках, а затем посвятил себя философии, в т.ч. изучал догмы различных христианских конфессий, законодательство и историю, проявлял рвение в ораторском искусстве и усердно работал в качестве члена различных литературных и критических учреждений».

По словам самого философа, в Харьковский университет он был приглашен на таких условиях, каких не мог ему предложить ни один из немецких князей. Время пребывания Шада в Харькове совпадает с расцветом в его философском творчестве.

1 февраля 1804 года Иоганн Шад назначается на должность первого профессора философии и руководителя кафедры теоретической и практической философии университета. В период 1804-1816 гг. кроме предметов по философии, к которым относились эмпирическая психология, теория эстетики, спекулятивная философия и история философии, он преподавал также немецкий и латинский языки (1810, 1814-1816). Иоганн Шад состоял членом научного общества, образованного при университете в 1812 году, на протяжении 7 лет работал секретарем сената университета и неоднократно избирался деканом этико-политического факультета.

Основная заслуга Шада состояла в том, что он создал в Харькове свою философскую школу. Благодаря ему и другим немецким профессорам в первой трети XIX столетия город становится важным философским центром Украины и юга Российской империи, а Харьковский университет — единственным по распространению философии Фихте.

В декабре 1816 г. по приказу министра полиции Шад изгоняется из Харькова. В официальном обвинении против него называются две основные причины: во-первых, две диссертации его учеников были списаны с конспектов лекций, во-вторых, произведения «Естественное право» и «Латинская хрестоматия» были признаны вредными и опасными для российской молодежи. Из этих соображений министр граф Голицын принимает решение не только изгнать Шада, но и уничтожить оба произведения, а также уведомить об этом другие университеты. Необходимо отметить, что уже в 1805 году в Харьковском университете образовались три постоянно конкурирующие между собой группы профессоров и магистров: отечественная, немецкая и французская. Поэтому обвинение Шада было только частью хорошо продуманного плана его постоянного конкурента, профессора истории из Франции Антона Дюгура (Дюгурова).

Известный русский историк философии А.И.Введенский писал в начале XX столетия: «… единственным пропагандистом Фихте был первый харьковский профессор Шад; с изгнанием Шада пропаганда философии Фихте была прекращена».

Шад внес большой вклад в формирование преподавательского состава университета. По его рекомендации в Харьков приехал видный правовед, экономист и философ, ректор университета в Галле Людвиг Х.К.Якоб(1759-1827).

Роль Людвига Якоба в становлении экономической науки в Харьковском университете весьма значительна. Он был первым профессором, с именем которого связано преподавание экономических дисциплин, в т.ч. политэкономии. Л.К. Якоб был универсальным профессором, преподавал философию, политические науки, немецкий язык, этику, эстетику и другие науки. Научная деятельность Якоба началась в Галльском университете, где он обучался истории, философии, математике, педагогике и богословию. С 1806 года у Л. К. Якоба начинается новый период жизни, вызванный двумя обстоятельствами: первое связано с закрытием университета в Галле Наполеоном, другое — с приглашением в Харьковский университет. В феврале 1807 года Ученым советом он избирается «в профессоры публичные ординарные дипломатики и политической экономии» и в этом звании утверждается министром народного образования с годовым жалованием 3700 талеров и условием дополнительного вознаграждения при исполнении других обязанностей. В то время 1 талер приравнивался к 10 императорским рублям при цене провианта: воз дров — 44 коп., свиная туша — 90 коп., ведро очищенного вина — 1 руб.6Окоп.ит.д.

Людвигу Якобу за заслуги был дарован дворянский титул, с 1811—чин коллежского, а с 1816 — статского советника. В1811 году он избирается почетным членом Харьковского университета.

В Харькове Л.К. Якоб издал труд по политическому праву «Основы полицейского законодательства и полицейских учреждений». Курс политэкономии «Основы национальной экономики, или национальное экономическое учение» широко использовался его последователями в Харьковском университете. Интерес вызывает труд «О денежных средствах», а также написанный в 1808-1811 гг. по поручению главного управления училищ «Курс философии для гимназий Российской империи» в 8 частях, в котором рассматривались вопросы политэкономии и за который Якоб был награжден орденом Св. Владимира.

С 1808 года Л.К. Якоб принимает активное участие в обсуждении вопроса о мерах, необходимых для увеличения количества студентов, особенно на медицинском факультете. По его мнению, образование ведет к прогрессу в том случае, когда распространяется на все слои общества.

Профессор Л. К. Якоб, будучи в России, принимал участие не только в жизни Харьковского университета. По теме, предложенной Свободным экономическим товариществом России, он подготовил работу об относительной выгоде землевладельцев от крепостного и вольнонаемного труда, за которую в 1814 году получил на конкурсе высочайшую награду — золотую медаль достоинством в 100 червонцев. В 1809 году, после ознакомления с доводами Якоба относительно состояния ассигнаций, государственный секретарь М.М. Сперанский от имени Александра I приглашает его в Петербург для участия в совещании и после исполнения данных ему поручений жалует орденом Св. Анны. По приказу императора Л.К. Якоб остается в Петербурге, где включается в состав законодательной комиссии Министерства финансов. После отстранения от государственных дел М.М. Сперанского профессор в 1816 году покидает Россию и возвращается в Германию.

Благодаря Иоганну Шаду в Харьков прибыл известный историк и ориенталист Дитрих Кристоф (Филиппович) фон Роммель (1781-1859), родом из Касселя. Он обучался в университетах Марбурга и Геттингена и, получив в 1803 году приглашение в Харьков, сперва отказался от него, сославшись на нежелание бросать свои занятия в Германии. Став экстраординарным профессором на кафедре красноречия и греческого языка в Марбурге, в 1810 году, после длительных переговоров и настоятельных просьб, он все-таки принимает приглашение и в 1812 году становится ректором педагогического института при университете. Роммель вспоминает: «Постепенно я создал и филологический семинарий, где преподавались основы высшей грамматики, критики». В его обязанности входило произнесение торжественных речей в дни рождения императора. При университете он создает «академию наук» — научное общество, председателем которого и был избран. Во время своей работы в Харькове Роммель издает сочинения писателей-классиков с комментариями, хрестоматии с отрывками из их произведений и оставляет записки о своем пребывании в университете.

В 1815 году Дитрих Кристоф Роммель покидает Россию и по возвращении в Германию назначается придворным историографом Гессена.

Из лекторов-исследователей в области немецкой филологии следует отметить Иоанна Августа Метелеркампа, поместившего в заграничных изданиях ряд статей по истории немецкой словесности, профессора латинской словесности и эстетики Леопольда Умлауфа и Г. Ирмера, работавшего в области истории немецкой литературы.

Наряду с юридическим и историко-филологическим в Харьковском университете открывается и физико-математический факультет.

В 1808 году кафедру прикладной математики университета возглавил видный ученый Иоганн Сигизмунд Гут, родом из Рослау, Ангальт. После учебы в Гальберштадте и Галле он был назначен ординарным профессором физики и математики университета. Противостояние Пруссии французской революции 1789 г. привело к наступлению наполеоновской армии. Франция присоединила к себе левый берег Рейна и последовал большой передел земель. В 1806 году большинство средних держав объединились под французским протекторатом в Рейнский союз. В том же году император Франц II отрекся от престола и Священная Римская империя немецкой нации прекратила свое существование. Положение жителей разрозненной страны способствовало их переезду в Российскую империю.

Важным фактором являлся действующий в то время «Табель о рангах» Петра I, при котором все население делилось на 14 классов. Ординарный профессор относился к 7 классу и, следовательно, становился русским дворянином, получая соответствующие права и привилегии.

Немаловажное значение имели и финансовые выгоды. В 1811 году все профессоры-немцы получали приличное жалованье, давали частные уроки и имели другие источники доходов. Иностранцы пользовались специальными привилегиями, которые не распространялись на российских подданных. Например, профессоры-иностранцы имели право провезти товар без всякой пошлины на очень большую на тот период сумму—3 тыс. руб.

Однако не только деньги привлекали иностранцев в Харьков. Профессор Марбургского университета Дитрих Кристоф Роммель желал поработать на пользу просвещения страны, «еще не затронутой образованием, где я, — пишет он, — е цвете лет, вольный как птица, полный здоровья и сил, мог бросить несколько семян науки».

Благородные просветительские мотивы подтверждает история создания ветеринарного института. В 1839 году при Харьковском университете учреждается ветеринарная школа при кафедре ветеринарии медицинского факультета. По университетскому уставу кафедра существовала с 1804 года. Первый ее представитель, выдающийся профессор Федор Пильгер, заведующий в свое время кафедрой ветеринарии в Гессенском университете, в 1807 году выступил с грандиозным проектом об учреждении в Харькове особого высшего ветеринарного училища. Оно должно было состоять из сельскохозяйственного и ветеринарного институтов. Тогда его проект был признан преждевременным, и лишь спустя 32 года в интересах развития народного хозяйства было решено открыть при Харьковском университете ветеринарное училище.

Преподаватели немецкого происхождения оказали значительную пользу университету: они привносили академические традиции старинных западных университетов, знакомили харьковских студентов с наукой и новыми языками, на которых читали лекции. Учащаяся молодежь и отчасти городское общество, не выезжая за границу, получили возможность познакомиться с представителями западноевропейской культуры.

В начале XIX столетия, во время формирования преподавательского состава, городская Дума отводит в центре города территорию для поселения 23 семей. Так в Харькове в 1805 году появляется улица, получившая название Большой Немецкой, переименованная в 1899 г. в Пушкинскую. Позже немцы стали заселять районы, прилегающие к ней. Возникает Малая Немецкая улица, известная сегодня как Чернышевская.

Открытие Императорского университета способствовало развитию просвещения, издательского и библиотечного дела. Одним из первых харьковских продавцов книг был господин Ланг, торговавший иностранными книгами.

Университет имел собственную типографию, шрифты для которой были поставлены из Лейпцига, и в 1818 г. выписывал около 10 научных и общественно-политических изданий на немецком языке, среди которых были «Гамбургский корреспондент», «Геттингенские ученые показания», «Новый ежегодник химии и физики», «Аугсбургская всеобщая газета».

Кроме этого, имелись и другие подшивки изданий самого разного характера на немецком языке.

Создание университета способствовало также развитию самостоятельных наук, в том числе медицины. Практическую пользу в этой сфере харьковчане ощутили прежде всего от профессоров медицинского факультета, занимавшихся врачебной практикой. До открытия университета редко кто мог пользоваться медицинской помощью из-за крайнего недостатка в докторах. Наряду с отечественными специалистами не менее успешно проявили себя в этой сфере и немецкие медики.

Частной практикой в Харькове до 1814 года занимался профессор кафедры патологии и терапии из Галле Вильгельм Драйсиг (годы работы 1807-1819). Коллеги характеризовали его как «достойнейшего примечания человека, как по преподаванию, так и еще более по нравственности».

Особой популярностью в городе и за его пределами пользовался профессор Федор Пильгер. «Гениальный ветеринар и медик», по характеристике Кристофа Роммеля, он успешно лечил сложные и опасные заболевания. Многие харьковчане и сам губернатор охотно приглашали его в свои дома и превозносили его врачебное искусство, невзирая на отсутствие диплома о медицинском образовании. Это же обстоятельство вызывало бурную зависть и неприязнь профессиональных медиков. В конце-концов вопреки протестам пациентов они добились решения запретить Ф.Пильгеру заниматься лечебной практикой.

В 1860-1866 годах младшим городским врачом Харькова работал доктор медицины Фридрих Ган, профессор кафедры повивального искусства, женских и детских болезней.

Немецкие профессоры-медики во многом способствовали открытию и процветанию клиник при Харьковском университете, которыми пользовалось городское население. Они приняли большое участие в создании Харьковского Медицинского общества в 1861 году.

В начале XIX века немцы одними из первых открыли в Харькове частные аптеки: Венцель, позже Генрих Сартиссон, Карл Дорант, Григорий Фидлер, Егор Кох, а также магистр фармации Фридрих Кох. Число рецептов, поступивших в его аптеку, составило в 1869 году 17 369.

Незаслуженно забыто имя первого харьковского врача Иоганна Винклера, приехавшего в Харьков в 1738 г.

Наряду с высшими учебными заведениями в городе существовали начальные и средние учебные заведения для детей национальных меньшинств, в которых преподавали немецкие подданные.

Одной из старейших в Харькове была школа евангелическо-лютеранской общины. В 1826 году церковный староста Гильдебрандт внес в церковный совет предложение об открытии при здешнем приходе школы для сирот, так как в городе было много бедных иностранцев. Их дети не получали необходимых сведений о Законе Божьем, конфирмации и немецкой грамматике. В это время приход был занят строительством церкви, и Гильдебрандт открыл школу в собственном доме. Однако из-за отсутствия материальных средств она прекратила бы свое существование, если бы не помощь пастора Розенштрауха, предоставившего Гильдебрандту жалованье в размере 400 рублей за преподавательский труд и часть своих доходов на учебные пособия. Состоятельные родители вносили плату за обучение сами. Число учащихся возрастало, и преподавание некоторых предметов безвозмездно взяли на себя прихожане — студенты Ф.Шперк и Д.Шмерфельд. Выстроив церковь, приход приступил в 1832 году к закладке здания школы, но дело затянулось. Смерть Гильдебрандта существенно затруднила положение созданной им школы. Учителя часто сменяли друг друга, из-за чего некоторое время школа совсем не функционировала. В 1837 году благодаря ссуде в 20 000 рублей строительство было завершено.

В 1847 году происходит разделение школы на мужскую и женскую. Вскоре наступает кризис: главой церковного совета стал профессор Эйнбродт, отличавшийся свободомыслием и боровшийся со старыми церковными традициями, но в это же время последовало запрещение принимать в школу детей православного вероисповедания, вносивших плату за обучение. Это отразилось на материальном положении учебного заведения. В пользу школы устраивались концерты и лотереи, в ходе которых было пожертвовано даже недвижимое имущество. С 1880 года школа становится шестиклассной и в декабре 1885 года преобразовывается в женскую Вознесенскую гимназию с правами казенных гимназий.

Со временем гимназия все больше русифицировалась, и в нее, кроме лютеранок, стали принимать учениц православного и иудейского вероисповеданий. Преподавание всех предметов велось только на русском языке. К 1900 году из 362 учениц только 69 были лютеранками. Реформа проводилась резко и вызвала негодование в местном немецком обществе, замечавшем превращение немецкой школы в общерусскую гимназию. В материальном отношении гимназия выигрывала от прилива учащихся, но немецкий элемент в ней был отодвинут на второй план. Все прежние ее особенности постепенно стирались, а учебный строй приобрел формальный официальный характер, который господствовал в других школах того времени. Старые устои и традиции поддерживались преподавателями — немцами, однако ослабевали под влиянием педагогов русского происхождения. Поскольку школа была вынуждена пользоваться услугами преподавателей других гимназий, преподавательский состав, к сожалению, не отличался стабильностью.

Вознесенская гимназия первоначально размещалась в старинном двухэтажном доме на углу улицы Гоголя и бывшего Провиантского переулка. В 1904 году по проекту архитектора Ю.С.Цауне для гимназии возвели новый корпус, а старый дом был отдан для проживания пастору евангелическо-лютеранской церкви.

В конце XIX века при евангелическо-лютеранских церквях насчитывалось 3 школы, в которых обучалось 286 человек.