Главная
Жизнь и деятельность немцев в Харькове (XIX — начало XX столетия)

Жизнь и деятельность немцев в Харькове (XIX — начало XX столетия)

Харьков был основан в 1654 году переселенцами из правобережной и левобережной Украины, а также казаками, и по сравнению с другими городами Украины он относительно молод. В первые десятилетия после основания города население составляли россияне и украинцы. Однако уже в первые годы XVIII века среди них встречаются иностранцы. Это были большей частью выходцы с юга, которые приезжали в город на постоянное жительство и вели здесь оживленную торговлю. Представителей европейского запада было совсем немного. Их число растет с начала XIX столетия. Кроме служащих и ремесленников, были работавшие в дворянских домах учителя, гувернеры и т. п. Значительный приток иностранцев в Харьков вызывали войны, которые вела Россия в XIX веке, в т.ч. наполеоновская, в результате чего Харьков наполнился пленниками и дезертирами. В город попадают кавказцы, турки, китайцы и корейцы. Как правило, это были временные гости, уезжавшие на родину при первой вести о заключении мира, но некоторые успевали завязать прочные связи с Харьковом и во многих случаях оставались здесь навсегда.

Иностранцы в то время делились на три группы:

  • Приезжавшие на некоторое время, чаще по торговым делам.
  • Приезжавшие только на службу и принимавшие обыкновенную присягу без принятия подданства.
  • Принимавшие русское подданство и получавшие все права российских граждан.

Первый массовый приезд немцев в Российское государство связан с периодом правления Петра I. В последней четверти XVIII начале XIX века начинается колонизация Причерноморья немецкими переселенцами. В то время южные степные районы нуждались в скорейшем хозяйственном освоении, и Россия была не в состоянии сделать это своими силами. Императрица Екатерина II решила пригласить с этой целью земледельцев и ремесленников из Европы. Ее манифест «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают и о дарованных им правах», гарантировавший переселенцам сохранение национальной самобытности, право на компактные поселения, свободу вероисповедания и полное самоуправление, получил наибольший отклик в германских государствах, население которых постоянно разорялось многочисленными и многолетними войнами. При Александре I была составлена специальная программа колонизации, и уже весной 1804 года начинается расселение на новых землях.

Важную роль в приезде немцев в Харьков, в то время крупный торгово-ремесленный центр, играли развитие ярмарочной торговли, а впоследствии промышленного производства, а также открытие в 1804 году первого в Восточной Украине Императорского университета.

Исторические материалы утверждают, что уже в конце XVIII века в Харькове существовала небольшая немецкая колония, занимавшая достойное место среди прочих местных национальных общин.

В харьковском областном архиве сохранились «Ведомости на иностранцев, проживающих в Харьковском наместничестве» за 1782-1788 гг. Это старые книги-списки с указанием фамилии, имени, отчества, пола, возраста, семейного положения и вероисповедания. Например, в разделе «вероисповедание» можно прочитать: «немцы-реформаторы», «лютеране» и т.д. О подданстве указано «из саксонцев», «из пруссаков». И записывали иностранцев на русский лад: «Иван Иванов сын Ренке» или «Аполлон Григорьев сын Аптерман».

По данным губернатора Бахтина, в Харькове в 1804 году проживало 95 лютеран, затем к ним прибавилось еще 111 человек. Кроме этого были и временно проживающие, пребывающие в частных или деловых поездках. Среди жителей лютеранской общины Харькова в начале XIX столетия были люди разных чинов, званий и профессий: коллежские и титулярные советники, врачи, учителя, садовники, слесари, ткачи и т.д. Подавляющее большинство были людьми семейными и подписывались «mit Familie» (семейные) или «mit Kindem» (с детьми).

Какой образ жизни вели в то время харьковские немцы? Немецкий историк Ф.О.Рейнгард, пребывавший в Харькове, вспоминает: «Общество немцев вечеринками своими немногим отличалось от среднего класса русских. Тот же семейный характер, только немного более gemütlich /уютно/. Дамы занимают место в гостиной вокруг чайного стола с работою, которую всякая обязательно с собою приносит. Болтают о новостях, просматривают модные журналы, рассуждают о прочитанных новых романах, интересуются делами благотворительности и проч. Хозяйка, принимая деятельное участие в беседе, между тем не забывает о милых гостях — разливает кофе, шоколад или чай. Мужчины сидят за бостоном, курят и пьют пунш с ромом. Молодые люди прохаживаются с девицами по зале, разгадывают шарады, говорят о литературных произведениях, садятся целым обществом и играют в разные игры: домино, мельника, фанты — любимые игры немцев и т.п. При разыгрывании фантов неизбежны поцелуи. Промежутки между играми заполняются игрою на фортепиано и пением любимых немецких арий, романсов, часто целым хором. Начинаются танцы, и преимущественно танцуют вальс (Augustin), котильон, галоп и, между прочим, гросфатер и др. По окончании танцев приглашаются гости к столу, уставленному бутылками пива и разнородными бутербродами. Становилась и бутылочка или две красного вина (медок), а для старичков шнапс, с маленькими рюмочками. Угощение не «коштовитое», и все приготовлено руками заботливой хозяйки».

Был у немцев и «общественный клуб». В 40-х годах, по словам Ф.Рейнгарда, он гремел в Харькове славными вечерами и конкурировал с дворянскими собраниями. В клубе не было чрезмерной официальности и этикета, напротив, при всем светском приличии и деликатности царили изящная простота и задушевность. Размещался клуб на Московской улице, в доме купца Чистякова. В бельэтаже располагался зал для танцев.

Плата за вход для мужчин составляла 1 рубль 50 коп; для дам, которых угощали фруктами и напитками, — бесплатно.

Как отмечает историк Д.И.Багалей, «немцы никогда не имели права жаловаться, что им в Харькове живется дурно. С обычным своим благоразумием они устраивались здесь очень удобно».Немалую роль при этом играло и то обстоятельство, что они всегда находили поддержку у своих соотечественников, занимавших видные должности в губернском управлении или пользовавшихся влиятельным положением в обществе.

Немцы-чиновники не чуждались общества сапожников и столяров, в церковном совете и благотворительных учреждениях сидели вместе и вечера проводили также рядом, за кружкой пива в ресторанах у Чонгради, Шварца или Циммермана.

Харьковским немцам благоволили в Петербурге: об этом свидетельствуют субсидии, которые выделялись им безвозмездно на постройку кирхи (1200 руб.) и школы (20 тыс.руб.).

В разное время они занимали важные должности и посты губернаторов в Харькове:

  • 1837-1838 гг. — действительный статский советник Дайер;
  • 1855-1856 гг. — генерал-майор фон дер Остен-Закен;
  • 1879-1880 гг. — генерал-майор Вильгельм Валь;
  • 1895-1902 гг. — Герман Тобизен.

Из немцев 300 человек стали дворянами, 138 — почетными гражданами, занимавшими важные посты в городе и губернии.

В Харькове немцы представляли западноевропейскую культуру. Среди них было много профессоров, учителей, врачей, чиновников. Так, например, сын аптекаря К.Надлера В.К.Надлер стал профессором всеобщей истории, сын преподавателя главного народного училища Ф.Ольденборгера И.Ф.Ольденборгер был владельцем известного в Харькове пансиона. Немаловажную роль играли немцы в промышленности, будучи владельцами крупных предприятий: Вестбер, Пильстрем, Бельке, Трепке, Гельферих и др.

При таких благоприятных условиях немецкая колония в Харькове активно росла. Согласно переписи 1866 г. немецкое население Харькова составляло 1180 человек, в 1877 г. их число возросло до 1690, а по переписи 1897 г. —до 2353. Большинство из них были протестантами, 161 —католиками и лишь 61 —православными.